Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

0 2

Все мы хотим найти место, которое сможем назвать домом. Для кого-то это страна, город, квартира. Кто-то себя так чувствует рядом с любимым человеком. Олег свой дом обрел на Голубых озерах. И тут речь не про саму постройку, а про 15 уникальных озер, которые окружены старым лесом. Связь с природой возникла у парня еще в детстве, передаёт realt.by.

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

В школе он мечтал создать сайт про озера, потом проявлял свою любовь к месту через фотографии. Не отпустили эти края и во взрослой жизни: теперь он проводник между гостями и белорусской Швейцарией — водит экскурсии. Рассказываем историю, где нашлось место и столетнему дому, который Олег реставрировал вместе с отцом.

Голубые озера располагаются в Мядельском районе, недалеко от границы с Литвой. Рядом же и одна из самых известных достопримечательностей синеокой — озеро Нарочь. От пейзажей тут захватывает не только дух, но и дыхание. Холмы или как называют их местные «чертовы скачки» достигают 220 метров. Согласитесь, для Беларуси совсем нетипичный рельеф.

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

В разных уголках Нарочанского нацпарка разбросано 15 озер. Они появились здесь после ухода ледника. То, чем любуешься сейчас, не иначе как магия: одно озеро заманивает прозрачной водой, другое оглушает мертвой тишиной вокруг. Это правда — невозможно не влюбиться. Хочется возвращаться и прочувствовать все эмоции заново, как бывает с первой любовью. У Олега же все серьезнее: он хочет остаться здесь навсегда. Это его место.

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Олег родился в городском поселке Свирь в Мядельском районе, сейчас вместе с родителями он живет в деревне Константиново по соседству с озерами. Нас же молодой человек пригласил в деревню Грумбиненты. Она не похожа на типичную вёску. Развитие агротуризма повлияло на здешние хаты — теперь у них статусный вид. На краю улицы рядом с домами, что ждут своего преображения, стоит семейная усадьба Олега. Вместе с отцом 17 лет назад он начал реанимировать столетний дом.

— Как-то к нам приехал знакомый, который хотел прикупить тут хатку. Мы объездили с ним все деревни в округе и наткнулись на старый сруб. Ему он тогда не понравился, а мы с отцом подумали, почему бы не взять его себе. Ни о каком агробизнесе речи тогда не было, хотели приезжать сюда отдохнуть от загородного быта, в которым живем каждый день, — рассказывает о хате Олег. — Дом был в плохом состоянии. Мы думали, что вложим в него не так много сил и средств, но проблем оказалось намного больше и вся реконструкция растянулась почти на 10 лет.

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Почти все работы по дому выполняли только отец с сыном. Молодой человек вспоминает, как мама готовила им ссобойку, потому что никто не мог предугадать, когда они вернутся. Бывало, что от усталости валились с ног и спали на голом полу.

— Иногда у нас не хватало денег даже доехать до этого дома, поэтому мы шли пешком, в хорошую погоду добирались на велосипедах. Ходили сюда как на работу и в 20-ти градусный мороз. Когда я уехал на учебу, родители самостоятельно решили построить печки. До этого у них такого опыта не было. Папа мог прийти в 10 утра, а уехать из этого дома в 5 утра следующего дня, — вспоминает молодой человек. — Мы купили его из-за хорошего сруба и потолков, которые имели темно-дубовый цвет. Они нас заворожили. Поняли, что это душа этого дома, которую обязательно нужно сберечь. Само здание уже выглядело как заброшенный сарай: фундамент лежал на земле, крыша нуждалась в замене. Интересной находкой оказался погреб. Он полностью построен из камней и мы не нашли связующего материала.

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Олег говорит, что ремонтировать дом с папой было порой трудно. Каждый хотел сделать по своему, но в итоге, делали так, как хотел отец. Ссоры приводили к тому, что Олег вообще не хотел ни в чем участвовать, но на следующий день все забывалось. Сейчас об этом парень вспоминает с долей смеха и радостью от результата. Профессиональные строители приезжали сюда только для того, чтобы накрыть крышу, провести коммуникации и обустроить санузел.

— Дизайн тоже придумывали сами. Одну комнату отделали брусом, а кухню — необрезной доской — и не прогадали. Многие гости почему-то думают, что это пластик такой. С помощью доски необычный вид получил и фасад дома. Сейчас отделка напоминает чешую рыбы. По дереву мы с двух сторон прошлись пропиткой, — показывает Олег. — Винтовая лестница тоже папина идея, а вот затея с мансардным этажом была общей. Для меня это был самый тяжелый этап. Второй этаж утепляли 8 дней. Минеральная вата была везде: в носу, в глазах — респиратор не помогал. Через полтора месяца уже был готов черновой вариант мансарды.

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Первый хозяин этого дома в 30-х годах ездил в Латинскую Америку на заработки. Он был кузнецом. Об этом говорят и найденные в доме предметы: замки, гвозди. Олегу приятно осознавать, что дом продолжает традицию — себе в хозяева выбирает только кузнецов. Тот мужчина был им по профессии, а парень же стал кузнецом своего счастья.

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Дом с участком Олег с родителями купили в 2008 году за 4500 долларов. За годы ремонта вложили в еще около 30 тысяч долларов.

— Конечно, это очень много. На сегодняшний день, если бы мне предложили заново пройти весь путь: от начала реконструкции — до момента заработка на усадьбе, я бы несколько раз подумал, прежде чем влезать во что-то подобное. Но как говорят: «Дальше заходит тот, кто не знает, куда идет». Так было и со мной. Я просто влюблен в Голубые озера, верил в их потенциал. Так получилось, что они ответили мне тем же, позволили реализовать себя в них: показать белорусам природу, о которой они не знают.

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Эта связь между озерным краем и Олегом зародилась еще в детстве. Он говорит, что с того времени уже начал ассоциировать себя с природой, чувствовал себя ее частью.

— Когда я поехал в Минск на учебу, то все равно знал, что вернусь обратно. Никакой город не сможет мне заменить здешнюю атмосферу и самоощущение. Я не видел себя в городе. Предчувствовал, что могу принести больше пользы в деревне.

В лесу Олег чувствует себя уверенней: не стесняется камеры, выдает один рассказ за другим. Кажется, что его здесь уже ничего не удивляет, он просто растворяется в этой природе. Для городского жителя нетронутые поляны черники кажутся какой-то диковинкой, не говоря уже про виды, что открываются с пригорков.

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Каждое озеро здесь со своей изюминкой. Самое глубокое — озеро Болдук. До дна здесь 40 метров. Оно появилось на месте старого океана, поэтому тут можно найти многомиллионные окаменелости. А вот Глубелька отличается прозрачными водами и белой глиной, которая полезна для кожи. Дальше по пути озеро Глухое с зеленой водой.

Одно озеро в представлении не нуждается из-за таинственной атмосферы вокруг. Можно догадаться об его названии по сфагнуму — мху, которому три тысячи лет и густому темному лесу по соседству, не светлеющему даже на солнце. Речь про озеро Мертвое. Его котлован заполнен подземными водами и образовался в результате провала слоя земли. Верхний слой — пресный, а на нижнем лежит сероводород. Считается, что тут нет жизни, а вода почти дистиллированная. Олег без раздумий лег на пристань, умылся и попробовал воду на вкус, как будто это часть какого-то ритуала. Есть у озера и другая история. По легенде здесь много веков хоронили викингов, поэтому и название такое дали.

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

Любимое озеро Олега — Глубля. Оно заставляет его фантазировать: представлять, что находишься на краю земли, где за горизонтом стекает водопад, обливающий трех китов, что держат Землю — все как говорили классики.

— Это место силы не только из-за природы, но и истории этого края. Когда-то тут жили Хаминские, контролировавшие два уезда. Они были умными и талантливыми людьми. Рядом с озерами в Ольшево они построили усадьбу. Была и них своя конеферма, где вывели белорусскую породу коней — "ольшевская упряжная". Род собрал одну из крупнейших библиотек — около 12 тысяч томов. Книги хранили со времен ВКЛ и Речи Посполитой. Но все это ушло: люди умерли, от усадьбы остались руины. Деятельность людей забывается, а природа остается и завораживает одно поколение за другим.

Вложили 30 тыс. долларов. История превращения 100-летнего дома в белорусской Швейцарии в родовое гнездо

— В 10 классе у меня появилась мысль сделать сайт, где все желающие могли бы прочитать про Голубые озера. Для мальчика из деревни это казалось чем-то нереальным. Но спустя 10 лет я его все-таки сделал. Тогда я думал так: сделаю сайт, родители доделают дом, а я буду приезжать сюда на выходные, но озера не смогли меня отпустить. Я выучил тут каждую тропинку, дом, дерево. До 2020 года я бесплатно провел по этим дорогам сотни людей, а после разработал маршрут на 18 км. Так я начал проводить экскурсии, зарабатывать на своем интересе. Потом решили из дома сделать усадьбу, чтобы людям было, где остановиться.

— Я люблю путешествовать и объездил много дивных мест дикарем: на мопеде почти без денег доехал до Венеции, бродил 5 дней в Альпах. Я видел много красоты в Европе, но, когда возвращаюсь сюда, каждый раз чуть не плачу. Моя Исландия, моя Норвегия — находится здесь.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.